Приветствую Вас Гость • Регистрация • Вход • Контакты
Суббота, 19.8.2017, 10:08

 Наконец-то наступила полноценная красивая снежная зима, и заботливой хозяйкой пришла она в Тевзанинские леса. Вокруг всё укрыто холодной ватой, и на улице «мороз и солнце». День был чудесным, как и все другие. Утром был прекрасный зимний восход. Это так красиво! Всё вокруг на несколько минут стал розово-оранжевым, и снежная ткань начала переливаться тёплыми тонами, несмотря на то, что на улице минус двадцать. Особую красоту зимнему пейзажу придавало солнце. Именно благодаря ему лежащие снежинки начинали блестеть. И если идти через поляну и смотреть на снег, то видишь, как тебя сопровождает непрерывный фейерверк снежных ярких–преярких искр. Заискрилось всё вокруг, засверкало. Слышно: дятел стучит и из своего дупла выскочила белка. И ей хочется на солнышке погреться. Обрадовавшись, и птицы начали веселее перекликаться. В такую пору в этих местах воздух становится чистым-пречистым. Дышится хорошо! Красота - неописуемая! Так бывает здесь в середине февраля, а сегодня 20 число февраля. И радовался этому Бачу, такой красоте и снегу, ведь зима без снега - лето без хлеба.

 «Эх, Хьасан и Хьусейн, вот вырастим мы вас с братьями и женим вас на достойных невестках, и заживете вы тогда уже не здесь, в Араюххехь, в этом лесу, хотя это наша ирзо, а в нашем родовом селении Тевзана. Там есть свободная земля для пахоты, есть и сады, и много родников, будет вам легко там. А мы будем вам помогать, ведь нас шестеро, кроме вас двоих. И будет наш Джамаьлди нам как баьччи, ведь он у нас самый старший. А старшего надо слушать и почитать. Наш закон такой. И война с Алманом закончится, которая длится уже 4 года. Сколько наших братьев туда ушли! Наверное, и до нас очередь дойдет. Если надо будет, то я из нас первый пойду. Мне 26 лет, силы Аллах дал, и личной семьи пока нет. Да, слышал от брата, что солдаты приехали, может быть бандитов ловят, но откуда здесь бандиты? А может, отступают от Алмана…»

 Мысли Бачу были прерваны шумом шагов людей, идущих по скрипучему снегу. «Кто они, может братья? - он увидел сверкающие на солнце наконечники штыков винтовок. - Солдаты?! Для приема стольких гостей в доме нет пищи, и женщин нет, чтобы приготовить. Что делать?» Не успел Бачу найти ответа на этот вопрос, как солдаты окружили дом, взяли под прицел и его самого. Он услышал какую-то ругательскую речь офицера на русском языке. Плохо знал Бачу русский язык, но всё-таки понял, что этот офицер хочет силой заставить их собраться и как пленных забрать куда-то. «Но что это, что происходит? Что они хотят от нас? Что мы им сделали? – Бачу вдруг понял, что их выселяют. - Но нет! За что? Что мы вам сделали? Это наша земля, и это мой дом! И вообще, у меня много работы впереди. Надо подготовить почву для весенней пахоты, засеять эту землю, а осенью убрать урожай. Нет и еще раз нет!»

 «Я отсюда никуда не пойду» - кричал Бачу на чеченском языке. Офицер отдал приказ, и два солдата накинулись на молодого чеченца, но были отброшены на несколько шагов, как футбольные мячи. Тогда офицер с размаху захотел ударить Бачу, но молниеносный удар кулаком правой руки сбил его с ног, и он отлетел в снег на несколько шагов. Тут раздался гулкий выстрел, и у Бачу онемело левое предплечье. «Харцо! Йовссарш! Ж1аьлеш!» - Бачу выхватил кинжал, но прогремел второй предательский выстрел. Это стрелял офицер, все еще валявшийся в снегу и еле пришедший в себя от сильного удара. «Это уже смертельно» - успел подумать Бачу и начал читать: «Ашх1аду анла илах1а иллаллах1у, ва ашх1аду анна Мохьаммаду расулуллах1». Мужественный чеченец вскинул голову, как ошпаренный. «Валяться перед ними как бревно?! Какой позор! Йа Аллах, не опозорь меня перед ними, не дай мне упасть! Прости меня!» И с этими последними словами, опершись о стену и воткнув свой кинжал в пол, Бачу ушёл из этой жизни. Ушёл непобежденным, достойно дав отпор этой гнусной несправедливости, которую мы хорошо знаем и не забудем. Солдаты, испугавшись его смелости, храбрости и силы, стояли как вкопанные. Придя в себя, они вышли из хижины и запретили трогать героя и хоронить его. Несколько дней труп Бачу находился в его сакле. Он стал одним из первых, кто отдал свою жизнь, восстав против геноцида чеченского народа.

 Но  в этих местах иногда то, что не могут сделать мужчины, на себя берут женщины. И на этот раз храбрые женщины - тевзанинцы Медни Гечханова, Хьалимат Халидова и еще одна (имя, к сожалению, мы не знаем), втайне от солдат забрали тело Бачу, перенесли в село Тевзана и похоронили его на сельском кладбище.

 В те дни много было убитых и искалеченных как во всей Чечне, так и в нашем селе. В день выселения, 23 февраля 1944 года,  когда в селе начались беспорядки со стороны русских солдат, когда всех стали загонять на площадь, мать (имя, к сожалению, не знаем) Батта Кадырова схватила большую, пожелтевшую тетрадь с записями на арабском языке и, выбежав из своего дома, быстрыми шагами направилась в сторону леса, чтобы спрятать ее. Но по дороге ее остановили солдаты и стали отнимать у нее тетрадь. Она сопротивлялась, как могла, но силы были неравны. Тетрадь забрали и уничтожили. Позже узнали, что в тетради, переданной ей на хранение Сатаевым Магомедом, было родословное древо тейпа элистанжо. Мать Батта, не выдержав такого произвола, слегла и в тот же день скончалась. Солдаты не дали похоронить ее на кладбище, пришлось хоронить в собственном дворе…

 

 23 февраля 1944 года, указом Сталина, весь чеченский народ, а также некоторые другие народы Северного Кавказа, были депортированы в Сибирь. В эти зимние морозы в товарняках от холода и от голода погибло больше половины чеченского народа. Незабываемая и незабытая трагедия…